Семенов философия истории кратко - Вы точно человек?


Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. Книга представляет собой уникальный энциклопедический справочник по философии истории и общей теории исторической науки, пе имеющий аналогов пе только в нашей, но и в мировой литературе.

Дается обзор всех основных существовавших и существующих сейчас в философской исторической науках точек зрения по этим вопросам ч. Книга предназначена для ФилосоФов. Поэтому она доступна для студентов и учащихся старших классов и вполне может служить в качестве учебного пособия. Чтобы избежать их, я буду в дальнейшем изложении называть историей только сам исторический процесс.

Но историология - не единственная наука, изучающая историю. Существует по крайней мере еще одна дисциплина, занимающаяся историческим процессом. Эту самую общую теорию исторического процесса давно уже именуют философией истории. Последняя исследует не историю саму по себе, а процесс ее познания. В сс задачу входит выявление специфики исторического иозна ния.

Историология, по крайней мере цивилизованного общества, всегда занималась и сейчас занимается описанием исторических событий. Эту составляющую исторической науки можно назвать повествовательной, или нарративной, историологией.

В те времена различие между историологией историософией было крайне резким и отчетливым. Между ними не было посредствующих звеньев. В поисках общей концепции истории историологи могли обращаться только к историософии.

Но положения историософии по необходимости посили самый общий характер. Для мыслящих историков они были нужны, но этого им было недостаточно. Но если в физической науке значение физической теории общепризнано и никто не сомневается в необходимости специальности физика-теоретика, то в историологии дело обстоит совершенно по другому.

Существование теоретической историологии не признается. Курсы теоретической историологии нигде не читаются, нет по этой дисциплине ни учебников, ни пособий. Если и появляются работы по теоретической историологии, то они либо определяются по ведомству социологии, где они числятся под названиями исторической социологиии, макросоциологии, социологии социальных изменений и т. Основание для последнего имеются: Он всегда стремится их конкретизировать и тем самым углубляется в область уже собственно теоретической историологии.

Философия истории никогда не может обойтись без каких-то элементов теоретической историологии. Историософия и общая теоретическая историология настолько тестю связаны и взаимно проникают друг в друга, что когда говорят о философии истории, то чаще всего практически имеют в виду не столько собственно историософию в самом узком смысле слова, сколько ее — взятую вместе с общей теоретической историологией.

Именно философии истории в самом широком смысле слова посвящена настоящая работа. В ней в неразрывном единстве излагается и соб-ствеппо философия истории, и общая теоретическая историология. Поэтому всякая попытка разработки теоретической историологии встречалась нашим идеологическим руководством в штыки и объявлялась ревизионизмом.

Все это отбивало охоту заниматься теоретическими изысканиями в области истории. Настоящий марксизм был замещен видимостью марксизма — псевдомарксизмом. Произошло то, чего больше всего боялся Ф. Некоторые из них даже активно включились в борьбу. И далеко не все историки, отбросив исторический материализм, бросились искать иную философию истории.

Часть их вообще стала отказываться от всякой теории. Самой обширной областью паранауки, лженауки всегда была и сейчас является квазиисториология, лжеисториология. Эрнсту, 5 июня г. Методы статистического анализа нарративных тестов и приложения к хронологии. Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима. Русь, Турция, Китай, Египет.

Читать "Философия истории" - Семенов Юрий Иванович - Страница 1 - ЛитМир

Новая математическая хронология древности. Русско-ордынская империя и Библия. Фоменко, так и других бредоисториков: Имеются работы, претендующие почти исключительно на теорию. В результате всей этой вакханалии наши историки-профессионалы с крайним подозрением относятся к любым попыткам теоретизирования в области истории.

Им везде мерещится гумилевщина или фоменковщина. Но вообще- без теории обойтись невозможно. После начала перестройки и особенно после ее конца некоторые наши историки с пылом неофитов стали принимать на веру различного рода философско-историчес-кие концепции, включая самые нелепые, лишь бы они были иными, чем исторический материализм, а еще лучше — прямо противоположными.

Еще хуже обстояло дело, когда они сами занимаются теоретизированием. С этим связано бесконечное изобретение велосипедов. И дать их может лишь исключительно историософия, выступающая в тесной связи с теоретической историологией.

С этим сейчас согласно большинство историков истори-ософов. Но понимают они этот процесс по-разному. Для других — просто развитие. Есть люди еще более осторожные: Последние не всегда понимают историю как процесс. Для некоторых из них она — беспорядочное нагромождение различного рода не связанных друг с другом случайностей. Но если мы трактуем историю как прогресс или даже как просто развитие — перед нами неизбежно встает вопрос: История Росии в мелкий горошек.

Материалы конференции на историческом факультете МГУ имени М. Ломоносова 21 декабря года. Нельзя понять историю, не выявив ее субъекта. Помимо всего прочего, важность этого вопроса заключается в том, что он одновременно является и вопросом об объекте исторического исследования. Но как ии странно, никто из историков историософов в сколько-нибудь четкой форме данный вопрос перед собой не ставил. Это, отнюдь, не означает, что названная проблема никем никогда не решалась. Наоборот, почти все и почти всегда давали на этот вопрос какой-то ответ.

Без этого не мог обойтись ни один историк. Но люди решали эту проблему практически, часто совершенно не отдавая себе отчета в том, что они решают именно эту, а не иную проблему.

По этому поводу можно вспомнить известного мольеровского героя, который говорил прозой, совершенно не подозревая об. Именно потому, что историки в большинстве случаев решали эту проблему совершенно неосознанно, предлагаемые ответы на этот вопрос зачастую были далеко не лучшими.

Именно этому посвящена вся первая часть настоящей работы. Здесь проблем еще. Одна — проблема понимания интерпретации исторического процесса. В центре внимания находится прежде всего вопрос о том, существует ли реально человечество и всемирная история. Но умение без запинки произносить эти словосочетания было как для человека, который их твердил, так для лиц, его окружающих, свидетельством того, что он приобщен к самой передовой в мире исторической науке.

Для многих не имеет никакого значения, что именно эти слова означают. Там в почете другие концепции, в верности которым у нас будут клясться через 20 — 30 лет, когда на Западе их давно уже забудут. Другая важнейшая проблема — вопрос об основе общества и движущих силах истории. На него, как известно, даются самые различные ответы, которые подробно рассматриваются в третьей части работы.

Все они в той или иной степени с неизбежностью затрагиваются в книге, но специально не расматриваются. Для этого потребовалось бы слишком много места. В трудах по философии истории нередко рассматривается еще сюжет, который обычно находит свое выражение и в их названиях.

Философия. Краткая история

В действительности в истории общества, как и в истории природы, нет ни смысла, ни назначения, ни цели, а раз так, то и заниматься их поисками — дело совершенно пустое, бессмысленное. В книге рассматриваются только реальные проблемы.

Все три вопроса, которым посвящена книга, встали перед наукой не. Историки историософы искали ответы на них на протяжении многих веков. Поэтому в работе много внимания уделяется рассмотрению того, как, когда и в какой форме вставала перед наукой та или иная проблема и кто, когда и какие решения ее предлагал.

Концепция может выступать в форме учения, обязательно включающегося в себя определенную программу поведения, в форме теории, а также может представлять собой одновременно учение и теорию. Если обратиться к истории человеческой мысли, то первое известное нам учение было создано фараоном Аменхотепом IV, или Эхнатоном, жившим в XIV вв.

В Египте в эпоху Нового царства. Место Эхнатона в духовном развитии человечества обычно недооценивается. А ведь по сути дела он был первым свободомыслящим, который не просто усомнился в верности старых традиционный положений, но попытался разработать целую систему новых идей. Эхнатон намного опередил свое время. Первые после него учения были созданы лишь лет спустя — в VH-VI вв. Но именно концепции, а не одиночные идеи должны быть главным объектом внимания. После рассмотрения теоретических проблем всемирно-исторического процесса неизбежным является обращение к самой реальной всемирной истории.

В нем всемирная история предстает как единый процесс развития человечества во времени и пространстве. В нем сделана попытка проследить объективную логику развития человечества. Большое внимание в этой части уделяется месту России в современном мире.





 


Также советуем посмотреть:


Как нарисовать лего железного человека

Но даже, когда историки пользовались не единичными, а общими понятиями, последние редко получали определения и почти никогда — теоретическую их разработку. На ларе человеческой истории М.


Какого числа сажают арбуз

Работа написана предельно ясно и попятно, имеет четкую структуру, способствующую усвоению материала. Специалисты-историки о построениях О.


Ваше имя:
Ваш e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

 Запомнить


 
Навигация
Главная
Афиша высшая лига пенза расписание для детей
Магазин фикс прайс в оренбурге каталог товаров
Как сделать затирку мозаики

 

 
Поиск